UA
Главная
Жизнь
21:05, 24 Июня
Информатор UA

Интро

Рыбные консервы и сгущенка такую ​​гуманитарную помощь получили переселенцы, бежавшие от боевых действий на оккупированную территорию Луганской области. В общем, чтобы получить продукты, медикаменты в так называемой луганской народной республике, нужно пройти целый квест. Своей историей с Информатором поделилась семья из Рубежного. Ольга и Константин вместе с дочерью Олесей жили в Рубежном. Имели свою квартиру, работу, а ещё кошку Матильду. Их жизнь была счастливая и спокойная. Но всё изменилось 24 февраля. Мы не думали уезжать из родного города. Полагали, что всё закончится быстро, как в 2014 году. Подумать о том, что город будут обстреливать из всего существующего вооружения, а тем более из авиации, мы даже не могли. Поэтому решили переждать, рассказывает Ольга. Рашисты с начала марта начали обстреливать, действительно, из всей возможной техники и авиации, стирая Рубежное с лица земли. Нашим героям пришлось проводить все дни в подвале дома. Затишья не было от слова максимум 15-20 минут, чтобы перезарядить пушки. 21 марта мы с женой и дочерью рискнули уехать из этого ада. Дорога у нас была только одна в направлении уже оккупированной территории квазиреспубликой. У нас там родственники жили, поэтому убежище было, вспоминает глава семейства Константин. Но вот вещи увезти семье не удалось. С собой взяли только кошку и документы, хотя выезжали на своём автомобиле. Времени собрать хоть какие-то вещи не было от вражеской канонады содрогались ежесекундно. К тому времени по дороге уже стояли блокпосты российских захватчиков. Через них проехать удалось без проблем. Мы доехали без приключений. В голове, в глазах стояла единственная картинка и звуки постоянных взрывов. Даже когда мы выехали на 80 километров от Рубежного, доносился звук обстрелов. Да, это было больше похоже на эхо, но было постоянно, канонада не прекращалась, говорит Ольга. Спустя некоторое время семья переехала жить отдельно от родственников. Нашли дом, в котором никто не жил. Оборудовать новый дом в селе помогли знакомые. Теперь, когда рядом никого не было, пришлось покупать продукты. Цены в магазинах космические. И это в деревенской местности. Да, у нас были сбережения. Но они быстро закончились. Потому что цена на колбасу в магазинах стартует от двухсот гривен, хлеб по тридцать за буханку. Овощи ещё более-менее недорогие. В интернете мы нашли сообщения о том, что выдают гуманитарную помощь приехавшим из зоны боевых действий переселенцам. Решили поехать. Наша машина отказалась, потому что сломалась, когда планировали уезжать, рассказывает Ольга. Семья попросила знакомых свозить за гуманитарной помощью. Её выдавали в другом селе, в 10 километрах от дома, в котором живут наши герои. Конечно, за поездку на автомобиле Ольга с Константином друзьям заплатили. Приехали мы в сельсовет. Вошли. У нас попросили документы, подтверждающие место жительства. Проверили и оказали гуманитарную помощь. Когда мы вышли из помещения, я открыла сверток. Моему удивлению не было предела я увидела восемь баночек рыбной консервы и четыре баночки сгущенки. Всё!, эмоционально говорит Ольга. Это была гуманитарная помощь на троих взрослых лиц. По словам Константина, который по жизни постоянно на позитиве, видимо, мы должны съесть по банке сардин и запить её банкой сгущенки, иначе описать это всё я не могу. Семье пообещали новый подвоз гуманитарной помощи, но опять же добираться нужно собственным ходом, потому что открывать пункт выдачи в селе, где живут переселенцы, так называемая власть не планирует. Нам говорили, что беженцам выдают по десять тысяч рублей. Мы тоже обратились в органы власти, потому что жить как-то надо: работы в селе нет, гуманитарная помощь ничтожная. Но нам ответили, что материальной помощи ждать не следует: езжайте в россию и там получайте десять тысяч. Какие-то странные отношения между и рф выходят, говорит Константин. А вот в оккупированном Старобельске переселенцам, чтобы получить гуманитарную помощь, нужны не только документы с подтверждением места жительства, но и акт о фактическом месте жительства. Вдобавок с собой просят взять полиэтиленовые пакеты для сыпучих материалов. Отзывы жителей на выдачу гуманитарки в целом вовсе не положительные. Анна Ганага

Со своими пакетами, горой документов и преодолевая километры дороги. Какие квесты проходят получающие гуманитарную помощь в так называемой лнр

Читати українською
Со своими пакетами, горой документов и преодолевая километры дороги. Какие квесты проходят получающие гуманитарную помощь в так называемой лнр

Это забота террористов

Рыбные консервы и сгущенка – такую ​​гуманитарную помощь получили переселенцы, бежавшие от боевых действий на оккупированную территорию Луганской области. В общем, чтобы получить продукты, медикаменты в так называемой луганской народной республике, нужно пройти целый квест.

Своей историей с Информатором поделилась семья из Рубежного.

Ольга и Константин вместе с дочерью Олесей жили в Рубежном. Имели свою квартиру, работу, а ещё кошку Матильду. Их жизнь была счастливая и спокойная. Но всё изменилось 24 февраля.

«Мы не думали уезжать из родного города. Полагали, что всё закончится быстро, как в 2014 году. Подумать о том, что город будут обстреливать из всего существующего вооружения, а тем более из авиации, мы даже не могли. Поэтому решили переждать», – рассказывает Ольга.

Рашисты с начала марта начали обстреливать, действительно, из всей возможной техники и авиации, стирая Рубежное с лица земли. Нашим героям пришлось проводить все дни в подвале дома. Затишья не было от слова «совсем» – максимум 15-20 минут, чтобы перезарядить пушки.

«21 марта мы с женой и дочерью рискнули уехать из этого ада. Дорога у нас была только одна – в направлении уже оккупированной территории квазиреспубликой. У нас там родственники жили, поэтому убежище было», – вспоминает глава семейства Константин.

Но вот вещи увезти семье не удалось. С собой взяли только кошку и документы, хотя выезжали на своём автомобиле. Времени собрать хоть какие-то вещи не было – от вражеской канонады содрогались ежесекундно. К тому времени по дороге уже стояли блокпосты российских захватчиков. Через них проехать удалось без проблем.

«Мы доехали без приключений. В голове, в глазах стояла единственная картинка и звуки постоянных взрывов. Даже когда мы выехали на 80 километров от Рубежного, доносился звук обстрелов. Да, это было больше похоже на эхо, но было постоянно, канонада не прекращалась», – говорит Ольга.

Спустя некоторое время семья переехала жить отдельно от родственников. Нашли дом, в котором никто не жил. Оборудовать новый дом в селе помогли знакомые. Теперь, когда рядом никого не было, пришлось покупать продукты.

«Цены в магазинах космические. И это в деревенской местности. Да, у нас были сбережения. Но они быстро закончились. Потому что цена на колбасу в магазинах стартует от двухсот гривен, хлеб – по тридцать за буханку. Овощи ещё более-менее недорогие. В интернете мы нашли сообщения о том, что выдают гуманитарную помощь приехавшим из зоны боевых действий переселенцам. Решили поехать. Наша машина отказалась, потому что сломалась, когда планировали уезжать», – рассказывает Ольга.

Семья попросила знакомых свозить за гуманитарной помощью. Её выдавали в другом селе, в 10 километрах от дома, в котором живут наши герои. Конечно, за поездку на автомобиле Ольга с Константином друзьям заплатили.

«Приехали мы в сельсовет. Вошли. У нас попросили документы, подтверждающие место жительства. Проверили и оказали гуманитарную помощь. Когда мы вышли из помещения, я открыла сверток. Моему удивлению не было предела – я увидела восемь баночек рыбной консервы и четыре баночки сгущенки. Всё!», – эмоционально говорит Ольга.

Это была гуманитарная помощь на троих взрослых лиц. По словам Константина, который по жизни постоянно на позитиве, «видимо, мы должны съесть по банке сардин и запить её банкой сгущенки, иначе описать это всё я не могу».

Семье пообещали новый подвоз гуманитарной помощи, но опять же – добираться нужно собственным ходом, потому что открывать пункт выдачи в селе, где живут переселенцы, так называемая власть не планирует.

«Нам говорили, что беженцам выдают по десять тысяч рублей. Мы тоже обратились в органы власти, потому что жить как-то надо: работы в селе нет, гуманитарная помощь — ничтожная. Но нам ответили, что материальной помощи ждать не следует: «езжайте в россию и там получайте десять тысяч». Какие-то странные отношения между «лнр» и рф выходят», – говорит Константин.

А вот в оккупированном Старобельске переселенцам, чтобы получить гуманитарную помощь, нужны не только документы с подтверждением места жительства, но и акт о фактическом месте жительства. Вдобавок – с собой просят взять полиэтиленовые пакеты для сыпучих материалов. Отзывы жителей на выдачу гуманитарки в целом вовсе не положительные.

Анна Ганага

 

 

ФОТОРЕПОРТАЖИ

Мы используем файлы cookie, чтобы обеспечить должную работу сайта, а контент и реклама отвечали Вашим интересам.