UA
Главная
Украина
19:37, 29 Июня
Информатор UA

Интро

Театрализованное действо под названием «референдум» оккупанты планируют провести в Херсоне уже в сентябре. Рашисты хотели «узаконить» псевдореспублику ХНР ещё в конце апреля, чтобы продемонстрировать обществу картинку своих побед на оккупированных территориях и объявить о новом политическом образовании. Показать хоть что-нибудь… Но всё пошло не так, как планировалось, и дату референдума перенесли на… между 1 и 9 мая. Однако и в эти символические даты россияне тоже не смогли его организовать, и сроки снова сместились. Зато у украинцев, которые находятся под оккупацией, совсем другие планы. Информатор разбирался, удастся ли россии провести референдум на территории Херсонщины и почему планы кремля постоянно меняются.  Ни одна страна не признает фиктивный референдум в Херсоне Сторонников образовать «союз» с россией и вернуться в лоно СССР не прибавляется. Жители временно оккупированных территорий всячески противятся псевдореферендуму и не хотят работать под боевиками. С первых дней в Херсоне проходили огромные проукраинские митинги, безоружные украинцы выходили навстречу рашистским танкам, держа в руках флаги Украины и плакаты: «Херсон — это Украина», показывая, что здесь «руzzкому миру» не рады. Поэтому большинство людей затаили дыхание в ожидании, когда украинская армия наконец-то освободит территории от захватчиков. В общем, ситуацию на Херсонском направлении можно назвать своеобразными качелями: Вооружённые силы Украины постепенно километр за километром продвигаются вперед, приближаясь к оккупированному Херсону. В свою очередь, рашисты пытаются удержать свои позиции и спешат с «референдумом».   Однако положение сложилось более чем абсурдное, поскольку для референдума, собственно, как и для выборов, определены четкие условия и процедура, более того, организовывать их может исключительно государство. Но главное — проводить подобные волеизъявления народа не разрешают правовые основания ни в украинском законодательстве, ни в законодательстве страны-агрессора, ни в международных документах, поскольку в условиях режима военного положения не разрешается поднимать вопросы территориальной целостности и суверенитета.  Кроме этого, ЦИК прекратил полномочия территориальных комиссий и закрыл доступ к государственному реестру избирателей еще в начале войны. Поэтому с юридической точки зрения это «действие» также не будет иметь никаких признаков референдума и будет считаться фиктивным.  «В принципе для имитации референдума, для того чтобы сделать вид, что он состоялся, можно образовать какие-то комиссии, подать какие-то результаты, чтобы внешне что-то напоминало всенародный опрос… Всё равно, ни одна из стран, кроме рашистов, его не признает», — заявил политолог Тарас Черновол. Тем временем в оккупированные районы Херсонской и Запорожской областей, на которые нацелились рашисты, приехал первый заместитель главы администрации президента россии Сергей Кириенко и провел совещание с местными коллаборантами, которым поставил задачу подготовить к осени в Херсоне «долгожданный референдум» о присоединении к федерации. Кремль не знает, что делать с Херсонщиной  Что делать с оккупированной территорией, в кремле нет централизованной, единой идеи, поскольку неизвестно, удастся ли провести опрос так, чтобы это не выглядело полным позором. Ведь очевидно, что большинство населения проголосует против, а выглядеть всё должно так, будто люди проголосовали за.  Кроме того, они не могут рассматривать всю область в целом, поскольку на правобережье, кроме Херсона, почти всюду сохраняются украинские власти.  Именно правый берег россияне расценивают как военный плацдарм, который им крайне необходим, чтобы попытаться захватить Николаев и Одессу. Однако реализация этих идей близка к нулю. Поэтому они пытаются удержать до последнего уже занятые. На левом берегу ставят своих гауляйтеров и пытаются вернуть украинские города в советский союз. Но что делать с левым берегом, тоже непонятно. Сначала они рассматривали эти территории как псевдореспублику ХНР. И уже начали вести активную подготовку к референдуму: печатали бюллетени, бланки, брошюры, плакаты и буклеты. Даже списки избирателей за 2019 похитили. Затем решили присоединить к Крыму, и вот наконец-то объявили о присоединении к рф. Это последнее их решение.  Дату проведения так называемого референдума на оккупированных территориях рашисты назначили на 11 сентября. Это будет «единственный день голосования», когда кроме квазиреферендума состоятся ещё и фейковые выборы.  «После того, как появилось ответственное лицо за легализацию оккупации в лице Кириенко, началась подготовка различных мер для того, чтобы дальше продвигать аннексию. Рашисты заинтересованы в полном присоединении юга Украины к россии, и никаких особых статусов по отношению к нашим территориям они принимать не будут», – говорит политолог Константин Батожский.  «Юго-западные территории» с показательными концертами  Подготовку к референдуму по легализации аннексии наших территорий российские захватчики проводят на полную: первое, что они сделали – это перестали называть Херсонскую и Запорожскую области украинскими и придумали им свое название – «юго-западные территории» и отключили станции украинских операторов, заставляя людей переходить на подконтрольную россиянам мобильную связь и интернет. В городах начали настраивать работу оккупационных «администраций», усиливать пропагандистские мероприятия, рассказывая о том, как «власть Украины всех покинула». В то же время показывают для пропагандистских СМИ, как украинцы ждали «русский мир» и как «радуются счастливой жизни» в составе эрефии. На центральных площадях городов оккупанты устраивают показательные концерты. Чтобы все выглядело убедительнее — автобусами завозят сотни зрителей для массовки. «Рашисты снимают постановочные сюжеты, тик-токи, в которых пытаются показать то, чего нет на самом деле. Для них главное, чтобы по российскому каналу прошла картинка, что люди в Херсонской области не хотят жить в Украине и массово выступают за присоединение к россии. Для усиления эффекта массовости везут статистов, актеров, людей из Крыма. Среди местного населения оккупанты ищут тех, кто пошел бы с ними на сотрудничество. Следующим шагом они будут собирать местных учителей, врачей, проводить с ними многочисленные круглые столы, убеждать их в необходимости проведения референдума», – говорит Батожский.  Но не едиными убеждениями оперируют рашисты. Понимая, что поддержки оккупации Херсонщины и Запорожья со стороны гражданского населения нет, захватчики активно проводят акции запугивания и ищут проукраинских активистов. Самых несговорчивых в присоединении к сотрудничеству ожидает камера и комната пыток. Однако планам захватчиков провести референдум каждый раз мешает сопротивление людей.  «Рашисты видят настроение местного населения, абсолютно антироссийского, и только единицы готовы с ними сотрудничать. Поэтому набрать даже достаточное количество коллаборантов для выполнения определенных местных функций у них проблемы. Оккупанты видели, что на празднование «дня россии» они смогли собрать «для массовки» буквально несколько десятков уродов из местного населения. И будь настоящий референдум, то очень вероятно, что был бы полный игнор и явка населения была бы  0 процентов», – говорит Тарас Черновол. И такая ситуация по всей Херсонской области. Картинку об ожидании «русского мира и освободителей» не удалось создать почти нигде. Как только закончились рашистские «мероприятия» в Бериславе, через два часа на установленном танке, возле которого проходил «митинг» оккупантов, появилась надпись: «Сдохни, Путин!» и нарисованный украинский флаг.  В Херсоне не хватает коллаборантов для организации «референдума»  Работа оккупационного режима по проведению «референдума» останавливается прямо на старте, поскольку в «псевдоадминистрациях» нет работников, которые хотели бы работать на россиян. Для организации голосования требуются комиссии. Много комиссий. А небольшой кучки предателей, которых за период оккупации удалось завербовать рашистам, недостаточно для этого сложного процесса. Без чиновников, имеющих хоть какие-то списки избирателей, без агитаторов, которые будут расклеивать информационные листовки и рассказывать, что «надо участвовать в голосовании», без членов комиссии, которые будут фиксировать «безудержное желание херсонцев оказаться в «расее» невозможно организовать хотя бы какое-то подобие голосования. Поскольку большинство жителей области враждебно относятся к идее создания ХНР, вряд ли найдется такое количество желающих, которые согласились бы быть задействованы, чтобы этот «референдум» хотя бы состоялся. Маловероятно и то, что Кремль оторвет от боевых действий тысячи военных, которые бы выдавали бюллетени, считали голоса и рассказывали о «большой и могучей» и как всем хорошо заживется в эрэфии, поскольку они с трудом сдерживают под контролем оккупированные украинские территории. Чтобы хоть как-то решить эту проблему, российские боевики начали массово свозить в оккупированные регионы чиновников из россии и обсуждать, какой процент поддержки эрэфии им нужно нарисовать по результатам референдума, чтобы выглядело реалистично. Но быстрого референдума по-крымски на временно оккупированных южных территориях Украины не будет. Воины Вооружённых сил Украины уже приближаются к Херсону, нанося противнику потери и оттесняя его с занятых позиций. «Мы понимаем, что хоть и очень медленно, но наши войска продвигаются в сторону Херсона. Поэтому уже довольно скоро у россиян возникнет большая проблема не то, что провести референдум, а вывести свои войска оттуда», – заключает Тарас Черновол. Ранее Информатор писал, россию требуют признать страной-спонсором терроризма. Зачем это нужно и действительно ли как-нибудь поможет? Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы не пропустить важные новости. За новостями в режиме онлайн прямо в мессенджере следите на нашем Telegram-канале Информатор Live. Подписаться на канал в Viber можно здесь.  

Референдум, присоединение, снова референдум: почему кремль не может определиться с Херсонщиной

Читати українською

В Херсоне не хватает коллаборантов для организации «референдума».

Читати українською
Референдум, присоединение, снова референдум: почему кремль не может определиться с Херсонщиной

В Херсоне не хватает коллаборантов для организации «референдума».

Театрализованное действо под названием «референдум» оккупанты планируют провести в Херсоне уже в сентябре. Рашисты хотели «узаконить» псевдореспублику ХНР ещё в конце апреля, чтобы продемонстрировать обществу картинку своих побед на оккупированных территориях и объявить о новом политическом образовании. Показать хоть что-нибудь… Но всё пошло не так, как планировалось, и дату референдума перенесли на… между 1 и 9 мая.

Однако и в эти символические даты россияне тоже не смогли его организовать, и сроки снова сместились. Зато у украинцев, которые находятся под оккупацией, совсем другие планы.

Информатор разбирался, удастся ли россии провести референдум на территории Херсонщины и почему планы кремля постоянно меняются. 

Ни одна страна не признает фиктивный референдум в Херсоне

Сторонников образовать «союз» с россией и вернуться в лоно СССР не прибавляется. Жители временно оккупированных территорий всячески противятся псевдореферендуму и не хотят работать под боевиками. С первых дней в Херсоне проходили огромные проукраинские митинги, безоружные украинцы выходили навстречу рашистским танкам, держа в руках флаги Украины и плакаты: «Херсон — это Украина», показывая, что здесь «руzzкому миру» не рады. Поэтому большинство людей затаили дыхание в ожидании, когда украинская армия наконец-то освободит территории от захватчиков.

В общем, ситуацию на Херсонском направлении можно назвать своеобразными качелями: Вооружённые силы Украины постепенно километр за километром продвигаются вперед, приближаясь к оккупированному Херсону.

В свою очередь, рашисты пытаются удержать свои позиции и спешат с «референдумом».

 

Однако положение сложилось более чем абсурдное, поскольку для референдума, собственно, как и для выборов, определены четкие условия и процедура, более того, организовывать их может исключительно государство.

Но главное — проводить подобные волеизъявления народа не разрешают правовые основания ни в украинском законодательстве, ни в законодательстве страны-агрессора, ни в международных документах, поскольку в условиях режима военного положения не разрешается поднимать вопросы территориальной целостности и суверенитета. 

Кроме этого, ЦИК прекратил полномочия территориальных комиссий и закрыл доступ к государственному реестру избирателей еще в начале войны. Поэтому с юридической точки зрения это «действие» также не будет иметь никаких признаков референдума и будет считаться фиктивным. 

«В принципе для имитации референдума, для того чтобы сделать вид, что он состоялся, можно образовать какие-то комиссии, подать какие-то результаты, чтобы внешне что-то напоминало всенародный опрос… Всё равно, ни одна из стран, кроме рашистов, его не признает», — заявил политолог Тарас Черновол.

Тем временем в оккупированные районы Херсонской и Запорожской областей, на которые нацелились рашисты, приехал первый заместитель главы администрации президента россии Сергей Кириенко и провел совещание с местными коллаборантами, которым поставил задачу подготовить к осени в Херсоне «долгожданный референдум» о присоединении к федерации.

Кремль не знает, что делать с Херсонщиной 

Что делать с оккупированной территорией, в кремле нет централизованной, единой идеи, поскольку неизвестно, удастся ли провести опрос так, чтобы это не выглядело полным позором. Ведь очевидно, что большинство населения проголосует против, а выглядеть всё должно так, будто люди проголосовали за. 

Кроме того, они не могут рассматривать всю область в целом, поскольку на правобережье, кроме Херсона, почти всюду сохраняются украинские власти. 

Именно правый берег россияне расценивают как военный плацдарм, который им крайне необходим, чтобы попытаться захватить Николаев и Одессу. Однако реализация этих идей близка к нулю. Поэтому они пытаются удержать до последнего уже занятые. На левом берегу ставят своих гауляйтеров и пытаются вернуть украинские города в советский союз.

Но что делать с левым берегом, тоже непонятно. Сначала они рассматривали эти территории как псевдореспублику ХНР. И уже начали вести активную подготовку к референдуму: печатали бюллетени, бланки, брошюры, плакаты и буклеты. Даже списки избирателей за 2019 похитили. Затем решили присоединить к Крыму, и вот наконец-то объявили о присоединении к рф. Это последнее их решение. 

Дату проведения так называемого референдума на оккупированных территориях рашисты назначили на 11 сентября. Это будет «единственный день голосования», когда кроме квазиреферендума состоятся ещё и фейковые выборы. 

«После того, как появилось ответственное лицо за легализацию оккупации в лице Кириенко, началась подготовка различных мер для того, чтобы дальше продвигать аннексию. Рашисты заинтересованы в полном присоединении юга Украины к россии, и никаких особых статусов по отношению к нашим территориям они принимать не будут», – говорит политолог Константин Батожский. 

«Юго-западные территории» с показательными концертами 

Подготовку к референдуму по легализации аннексии наших территорий российские захватчики проводят на полную: первое, что они сделали – это перестали называть Херсонскую и Запорожскую области украинскими и придумали им свое название – «юго-западные территории» и отключили станции украинских операторов, заставляя людей переходить на подконтрольную россиянам мобильную связь и интернет.

В городах начали настраивать работу оккупационных «администраций», усиливать пропагандистские мероприятия, рассказывая о том, как «власть Украины всех покинула».

В то же время показывают для пропагандистских СМИ, как украинцы ждали «русский мир» и как «радуются счастливой жизни» в составе эрефии. На центральных площадях городов оккупанты устраивают показательные концерты. Чтобы все выглядело убедительнее — автобусами завозят сотни зрителей для массовки.

«Рашисты снимают постановочные сюжеты, тик-токи, в которых пытаются показать то, чего нет на самом деле. Для них главное, чтобы по российскому каналу прошла картинка, что люди в Херсонской области не хотят жить в Украине и массово выступают за присоединение к россии. Для усиления эффекта массовости везут статистов, актеров, людей из Крыма. Среди местного населения оккупанты ищут тех, кто пошел бы с ними на сотрудничество. Следующим шагом они будут собирать местных учителей, врачей, проводить с ними многочисленные круглые столы, убеждать их в необходимости проведения референдума», – говорит Батожский. 

Но не едиными убеждениями оперируют рашисты. Понимая, что поддержки оккупации Херсонщины и Запорожья со стороны гражданского населения нет, захватчики активно проводят акции запугивания и ищут проукраинских активистов. Самых несговорчивых в присоединении к сотрудничеству ожидает камера и комната пыток.

Однако планам захватчиков провести референдум каждый раз мешает сопротивление людей. 

«Рашисты видят настроение местного населения, абсолютно антироссийского, и только единицы готовы с ними сотрудничать. Поэтому набрать даже достаточное количество коллаборантов для выполнения определенных местных функций у них проблемы. Оккупанты видели, что на празднование «дня россии» они смогли собрать «для массовки» буквально несколько десятков уродов из местного населения. И будь настоящий референдум, то очень вероятно, что был бы полный игнор и явка населения была бы  0 процентов», – говорит Тарас Черновол.

И такая ситуация по всей Херсонской области. Картинку об ожидании «русского мира и освободителей» не удалось создать почти нигде. Как только закончились рашистские «мероприятия» в Бериславе, через два часа на установленном танке, возле которого проходил «митинг» оккупантов, появилась надпись: «Сдохни, Путин!» и нарисованный украинский флаг. 

В Херсоне не хватает коллаборантов для организации «референдума» 

Работа оккупационного режима по проведению «референдума» останавливается прямо на старте, поскольку в «псевдоадминистрациях» нет работников, которые хотели бы работать на россиян. Для организации голосования требуются комиссии. Много комиссий. А небольшой кучки предателей, которых за период оккупации удалось завербовать рашистам, недостаточно для этого сложного процесса.

Без чиновников, имеющих хоть какие-то списки избирателей, без агитаторов, которые будут расклеивать информационные листовки и рассказывать, что «надо участвовать в голосовании», без членов комиссии, которые будут фиксировать «безудержное желание херсонцев оказаться в «расее» невозможно организовать хотя бы какое-то подобие голосования.

Поскольку большинство жителей области враждебно относятся к идее создания ХНР, вряд ли найдется такое количество желающих, которые согласились бы быть задействованы, чтобы этот «референдум» хотя бы состоялся. Маловероятно и то, что Кремль оторвет от боевых действий тысячи военных, которые бы выдавали бюллетени, считали голоса и рассказывали о «большой и могучей» и как всем хорошо заживется в эрэфии, поскольку они с трудом сдерживают под контролем оккупированные украинские территории.

Чтобы хоть как-то решить эту проблему, российские боевики начали массово свозить в оккупированные регионы чиновников из россии и обсуждать, какой процент поддержки эрэфии им нужно нарисовать по результатам референдума, чтобы выглядело реалистично.

Но быстрого референдума по-крымски на временно оккупированных южных территориях Украины не будет. Воины Вооружённых сил Украины уже приближаются к Херсону, нанося противнику потери и оттесняя его с занятых позиций.

«Мы понимаем, что хоть и очень медленно, но наши войска продвигаются в сторону Херсона. Поэтому уже довольно скоро у россиян возникнет большая проблема не то, что провести референдум, а вывести свои войска оттуда», – заключает Тарас Черновол.

Ранее Информатор писал, россию требуют признать страной-спонсором терроризма. Зачем это нужно и действительно ли как-нибудь поможет?

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы не пропустить важные новости. За новостями в режиме онлайн прямо в мессенджере следите на нашем Telegram-канале Информатор Live. Подписаться на канал в Viber можно здесь.

 

ФОТОРЕПОРТАЖИ

Мы используем файлы cookie, чтобы обеспечить должную работу сайта, а контент и реклама отвечали Вашим интересам.