Что помогли понять пожары в Луганской области

Читать на украинском
Можно ли было уменьшить ущерб от пожаров на Луганщине

В конце сентября стало известно о масштабных пожарах в Луганской области. На данный момент известно, что в результате пожаров погибло 11 человек, сгорели полностью или частично почти 500 домов и больше 22 тысяч гектаров лесов и полей. Национальная полиция Украины открыла 11 уголовных дел, в рамках которых пытается выяснить, что стало причиной катастрофы таких масштабов. 

Сейчас рассматривается несколько версий: поджоги, преступная деятельность и специфические последствия сильных ветров и отсутствия дождя в течение 4-х месяцев. Больше информации о причинах пожара в МВД пока не разглашают. 

В контексте этой истории интересно оценить, как местные власти боролись с пожарами и с их последствиями. Особенно хорошо это видно на примере двух населенных пунктов — Капитаново и Муратово. Когда огонь начал подходить к этим селам, людей предупредили об эвакуации. А затем им отключили свет. И это очень важная деталь, которая полностью уничтожила возможность людей бороться с огнем своими силами. 

Почему отключение света было критическим для многих сел, пострадавших от пожаров?

Дело в том, что в большинстве сел у людей стоят электрические колонки, которые позволяют выкачивать воду из скважин и колодцев. В отсутствии электричества эти колонки перестали работать ровно за сутки до того момента, когда огонь оказался в непосредственной близости от села. Людей же эвакуировали недалеко, в место, откуда они могли наблюдать за пожаром в деревне. 

Фактически жителей сел заставили смотреть на то, как горят их дома без возможности самостоятельно эти дома спасти, потому что добывать воду из колонок при отсутствии работающих насосов невозможно. ГСЧС же не могло вмешаться в эту ситуацию из-за нехватки сил и возможностей бороться с огнем на всех очагах возгорания. 

Ровно такая же ситуация с отключением электричества была не только в Капитаново и Муратово, но и в других населенных пунктах. Зачем было лишать людей возможности самостоятельно бороться с огнем? Тем более, что многие жители готовы были делать что угодно, только бы спасти свое жилье. 

Можно ли было лучше подготовиться к борьбе с огнем?

Уже длительное время в Украине проходит децентрализация. Местные громады получают больше прав и больше денег на то, чтобы решать свои вопросы. Но мало кто из глав громад целиком пользуется этими полномочиями. Например, у громад есть возможность создавать добровольные пожарные дружины, которые проходят обучение и могут помогать ГСЧС бороться с огнем. 

Так сделали, например, в Новоалександровской громаде Днепропетровской области. Странно, что, учитывая близость к оккупированной территории, природную высокую вероятность возникновения пожаров в этом регионе и большое количество взрывоопасных предметов, главы громад Луганской области не позаботились о создании команды специально обученных добровольных пожарных из числа жителей, которые знали бы принципы борьбы с огнем и могли уменьшить ущерб этой катастрофы. Возможно, при наличии таких пожарных некоторые населенные пункты можно было бы спасти от уничтожения. 

300 тысяч за разрушенный дом и 200 тысяч за умершего родственника: гибридные компенсации от Кабмина

Еще два момента в этой истории касаются возмещения ущерба и ликвидации последствий пожаров. Премьер-министр Денис Шмыгаль заявил, что из резервного фонда госбюджета (ковидного резервного фонда, я подозреваю) Кабмин готов выплачивать компенсации пострадавшим от пожаров. И это хорошо, а вот суммы компенсаций вызывают вопросы. 

Так, за за частично разрушенный дом Кабмин готов выдать по 50 тысяч гривен, по 20 тысяч за пострадавшее хозяйство, и по 300 тысяч за полностью уничтоженный в огне дом. А вот тем, у кого в результате пожаров погиб член семьи, в Правительстве готовы выдать по 200 тысяч гривен. Даже не хочу знать, с каких пор цена жизни человека у нас меньше цены жилого дома. Кроме Кабмина, помощь погорельцам готовы оказывать и местные власти из местного бюджета. 

Две катастрофы по цене одной?

Второй момент касается организации размещения пострадавших от пожаров. Более 70 человек, которых эвакуировали в Северодонецк, разместили в двух школах. Глядя на фотографии этих опорных пунктов, которые опубликовал местный новостной сайт, можно понять, что никакой дистанцией, поголовным ношением масок там и не пахнет. 

А между тем, Северодонецк находится в желтой карантинной зоне, а некоторые населенные пункты области — в оранжевой. И город регулярно устанавливает очередные рекорды по количеству зарегистрированных случаев коронавируса. Не получат ли местные власти после природной катастрофы — пожаров, катастрофу социальную — резкий рост числа заболевших коронавирусом?

В целом ситуация с пожарами на Луганщине остается контролируемой. Глава Луганской ОГА Сергей Гайдай в прямом эфире на своей странице в Facebook рассказал, что все очаги пожаров локализованы и по состоянию на утро 8 октября ликвидированы, продолжается работа по учету пострадавших от пожаров. 

Если справиться с самими пожарами с помощью героических усилий ГСЧС удалось, то справиться с социальными последствиями местные власти оказались явно не готовы.