Блог

Борьба за землю, или История о том, как я заповедник на 40 гектаров увеличил

Читать на украинском
Бизнесмен об украинских реалиях

АВТОР: ДМИТРИЙ ТОМЧУК, бизнесмен, инвестор

Каждый раз, выезжая за пределы Киева в различных направлениях, я наблюдаю за тем, как медленно, но уверенно разрастаются загородные элитные поселки в окружающих Киев лесах. И земля выделяется кем надо и кому надо, и строительство идет как надо, и селятся в поселках те, кто надо. Всё путём, всё нормалек! Я попытался вспомнить, откуда я взял, что Киев окружает какой-то реликтовый (что за реликтовый? Кто-то вообще понимает, как это?) лес, но так и не вспомнил. В другой раз я стал вспоминать, почему я думал, что эти леса — это всё заповедная зона? Может быть, из-за их вида я так решил? Но тоже не вспомнил. Но вспомнил одну историю, связанную с заповедниками, но только в Днепре.

История о том, как я заповедник на сорок гектаров увеличил. Однажды для нашего добывающего предприятия мы присмотрели необходимый нам участок недалеко от Днепра. Там удобно залегали нужные нам ископаемые и как раз хорошо было разместить карьер. Единственное, что было неудобно — вся местность была просто жуткой, как после апокалипсиса: сплошные овраги, какое-то ямы, косогоры, дикая поросль, стихийные свалки и строительный мусор. Партнеры даже сказали, что необходимость пробиваться через всё это дополнительное будет удорожать и без того дорогой проект. Но я был рад: редко где найдешь такую убитую местность, а это означает, что местные власти сольют нам её с радостью, и даже, возможно, уступят в неизбежном торге. И я сказал партнерам, что ровно столько, насколько вся эта дребедень удорожает разработку, мы попробуем сбить на цене на эту бросовую землю. И мы запустили все свои процессы, чтобы всё шло параллельно, и отправились в такую-то сельраду такого-то района Днепропетровской области. При том, что дела в Держгеонадрах у нас не то что продвигались успешно, а просто летели, мы думали, что нам привалил крупный фарт, и уж в сельраде-то вообще всё пройдет на ура. Но в сельраде нас ожидал сюрприз.

Оказалось, что нужные нам 20 га — это территория заповедника. Заповедник и правда неподалеку был, и правда был похож на заповедник — деревья, луга. Но нас он не интересовал. Нас интересовал этот страшный убитый участок. И вдруг — это заповедник. Никаких действий там предпринимать нельзя.

И мы начали долгий и страшный в своей абсурдной чиновничьей тупости процесс копания в этом деле. Все шло настолько медленно, что нам позвонили из Киева и сказали: «Почему не разрабатываете недра? Лицензию отберем!» Плюс простой техники постоянно жрал деньги. Плюс мы платили зарплату, потому что найти вменяемых водителей, экскаваторщиков и пр. в карьер — просто нереально так же, как найти сегодня в Украине любого вменяемого сотрудника, а кого попало мы на карьер ставить не хотели, потому что нам нужна была ударная, комсомольская, всесоюзная стройка века, чтобы быстро отбить затраты. Поэтому уже найденным, но так и не вышедшим на работу, мы платили. А время шло и шло, и в такой ситуации это — как серпом.

Выяснилось вот что: если на территории админединицы имеется заповедник, то этой админединице выделяются всякие ништяки — дотации, средства и прочее. У этой тергромады или кто там оно такое, кусок заповедника был. Но администрации было мало, хотелось побольше. И они придумали прирезать к заповеднику ближайший к нему кусок, 20 га. Никто же в сегодняшней ситуации разбираться не будет — некому разбираться, нет власти в стране. То, что территория была свалкой и армагеддоном, вообще никого не парило. Вопрос был решен, заповедник был расширен на этот участок, и копеечка начала капать побольше. А тут мы такие со своей разработкой недр. Но ситуация требовала решения, потому что у нас не было только плоскости земной поверхности, а прикол в том, что недра под этой поверхностью были уже нам выделены, и если бы не начали реальные работы, всё грозило бы обернуться неприятностями, причем далеко идущими.

Решение мы нашли быстро. В паре десятков километров, все еще на территории сельрады, было сразу 40 га земель какого-то бывшего колхоза-миллионера. Колхоз пропал, земли заросли. Чего только не увидишь в Днепропетровской области! И мы предложили такую сделку: 40 га там мы предлагаем взамен 20 га, интересующих нас. Наши 20 из заповедника исключаются, а новые 40 включаются. Всем хорошо: и новый участок для дотаций из госбюджета в два раза больше, и территория заповедника на 20 га увеличилась, а с точки зрения чиновников это очень хорошо, когда растет заповедник, на этом факте местная власть может срубить какие-то дополнительные деньги, если успешно это подаст. И мы начали крутить-вертеть новую комбинацию. И в итоге получили-таки свои 20 га и начали там разработку. А заповедник благодаря нашему «участию» и правда увеличился на 20 га, а еще 20 га переехало с замусоренного пустыря на какие-то природные ландшафты, даже пригодные для жизни чего-нибудь живого.

Я все это написал не для того, чтобы задать вопрос «Кто у нас молодец?». На него ответ лично для себя я нашёл давно. Я написал это, чтобы показать, какие вещи возможны в этой стране, с этими чиновниками. Заметьте, наши действия были направлены даже во благо. В отличие от действий многих других людей. Например, добытчиков гранита, которые рвут днепровские скалы, — я много писал об этом. В этой стране у чиновников нет, а теперь и в десятикратном размере, вообще никаких этических мотивов, установок и понятий. Любой кто достанет из кармана ... тыс. долл. может рулить нужным ему куском Украины по старой схеме «Закон как дышло, куда поверну, туда и вышло». Можно включить деньги, можно включить звонок Большого Человека, или вы думаете, со времен дорогого Леонида Ильича позвоночное право куда-то делось? И получается, что всё теперь в Украине зависит только от этики бизнесмена. Не открою тайны: этики у украинского бизнеса не существует вообще никакой. То есть напоказ конечно да, но когда дело касается дела — то вообще нет. Есть конечно, исключения, которые не как все, но их настолько мало, что можно считать, что их нет, и я знаю почти всех из них, и горжусь этим знакомством.

Вдумайтесь: будущее всей страны зависит только от того, мудак или нет каждый украинский бизнесмен, решающий свои вопросы с властью. От этого мороз по коже. Кстати, я попытался рассказать эту историю моему коллеге — венчурному инвестору из Кремниевой долины. Он не то что не поверил мне, он не понял большей части реалий, о которых я рассказывал. Я начал было объяснять, но понял, что это заведет нас в дебри ещё большего непонимания. Да и зачем объяснять? Это как объяснять, почему анекдот смешной. От этого только хуже. И я сказал моему американскому коллеге: «Nevermind»! Но я уверен, что и у них должно быть что-то подобное. Возможно, в другой форме и в другом масштабе. Не может не быть. Хотя, глядя на то, какие проверки и какой контроль нужно пройти, только чтобы стать членом американского инвестиционного синдиката, я понимаю: что-то порешать там невероятно сложно. Но, наверняка, возможно. Или нет? Америка все-таки. Колыбель демократии.